Могила Морозова утонула в цветах и "розах"

Могила Морозова утонула в цветах и "розах"

В субботу Петербург попрощался с Юрием Морозовым - тренером, которого болельщики "Зенита", возможно, любили и почитали более чем кого-либо другого.

В субботу Петербург попрощался с Юрием Морозовым - тренером, которого болельщики "Зенита", возможно, любили и почитали более чем кого-либо другого.

Утро. Стадион "Петровский". Зал, убранный цветами и венками. У стены - гроб, на стене - фотография с траурной ленточкой. Ее выбрала супруга Юрия Андреевича Галина Дмитриевна. На фотографии Морозов такой, каким его видеть побаивались, но каким он и был на самом деле: суровый, напряженный, смотрит на футбольное поле. На лице - весь матч.

А вот другое лицо очень спокойно. Таким Морозова не видел, пожалуй, еще никто. На улице толпятся люди. Их тысячи. Очередь на панихиду такая же, как в морозовские времена за билетами, только более длинная и организованная. В очереди - самые разные люди: спортсмены, болельщики, игроки "Зенита", ветераны спорта. Мороз. Минуты ожидания. Все ждут. Хотят в последний раз увидеть...

В зале говорят речи. У занавешенной черным стены - председатель совета директоров ФК "Зенит" Давид Трактовенко, сенатор Виталий Мутко, его соратник Петр Тресков, председатель Федерации футбола Петербурга Анатолий Турчак, глава спорткомитета Петербурга Владимир Шитарев. Из первых лиц РФС на похороны Морозова не приехал никто. Время сейчас такое - перевыборы. А ведь Морозов принес славу не только петербургскому футболу - он с Валерием Лобановским создал сборную СССР, которая в 1988 году выиграла серебряные медали чемпионата Европы. Какая из наших команд потом хотя бы приблизилась к этой вершине?

"Вся Россия пребывает в шоке - ушел великий тренер, ушла целая эпоха, - обратился к присутствующим Давид Трактовенко. - Морозов был истинным ленинградцем. Он возвращался в "Зенит", чтобы воспитать очередное поколение игроков, поколение победителей. И прозвище Дед, которое ему дали петербуржцы вовсе не за возраст, - дороже всех наград и званий".

"Мы прощаемся с человеком, который "сжигал" себя на работе, который указал нам путь развития футбола. И с этого пути нельзя свернуть - об этом меня попросил перед смертью сам Юрий Андреевич. Я воспринял это как наказ", - сказал Виталий Мутко.

Очень проникновенные слова адресовал Морозову его друг, народный артист Кирилл Лавров: "Он в последнее время мужественно боролся с болезнью. Но делал все для того, чтобы родные и друзья не чувствовали эту боль. Ты, Юра, создал себе памятник при жизни - памятник в сердцах людей, которые тебя любили и будут любить".

Зная Морозова, можно предположить, что он был бы не рад видеть такую суету вокруг себя. Он всегда чурался излишнего внимания - предпочитал работать, делать свое дело. Не случайно на похоронах часто звучало слово "трудяга". Но это было позже. А с 10 часов 30 минут до полудня в траурный зал "Петровского" шли люди.

Они молчали, несли цветы, утирали слезы. Цветов было много - они не помещались у подножия гроба, приходилось все время доставлять стулья. Попрощались с тренером почти все игроки "Зенита", выигравшего в 1984 году чемпионат СССР. Мимо гроба прошли Андрей Аршавин, Олег Власов, Владимир Быстров, Александр Кержаков - им "Андреич" тоже дал "путевку в большой футбол". Не было на "Петровском" легионеров и тренеров "Зенита". Но о них в этот день никто не вспоминал.

Отпевали Юрия Морозова в Князь-Владимирском соборе, а похоронили на кладбище Сестрорецка, рядом с его родителями. Могила была завалена цветами, венками, зенитовскими "розами". Над ней установили деревянный крест с надписью: "Помяни, господи, имя в царствии твоем". Как выяснилось, Морозов был верующим человеком. Он верил в то, что делал.