Окрыленный в «Зените»

Окрыленный в «Зените»

Робертас Пошкус: «В “Зените” есть все, что мне нужно»Новичок «Зенита» Робертас Пошкус, перешедший в команду этим летом из самарских «Крыльев Советов», пришелся в петербургском клубе явно ко двору.

Робертас Пошкус: «В “Зените” есть все, что мне нужно»
Новичок «Зенита» Робертас Пошкус, перешедший в команду этим летом из самарских «Крыльев Советов», пришелся в петербургском клубе явно ко двору. Чего только стоит его феноменальная игра против владикавказской «Алании», когда уходящему на замену Робертасу стоя аплодировал весь стадион. О том, как Пошкус попал в Петербург, как его приняли в команде и какими он видит свои перспективы в «Зените», литовского легионера расспрашивал корреспондент «МК» в Питере».

— Робертас, прежде всего позвольте поздравить вас с неплохим дебютом за «Зенит» — поверьте, на всех ваша игра уже успела произвести самое лучшее впечатление. Как устроились в Петербурге?

— Спасибо за добрые слова, однако не думаю, что моя игра сегодня так уж хороша. Пока я только привыкаю к партнерам и, уверен, через несколько туров начну действовать намного лучше. А устроился в Питере я нормально — пару дней пожил на базе, потом подыскал себе квартиру, перегнал машину. В общем, все хорошо.

— Семью еще не перевезли?

— А я не женат, так что перевозить мне некого.

— Ну, думаю, в Петербурге вам недолго оставаться холостяком, ведь у нас едва ли не самые красивые в России девушки...

— Вы знаете, то же самое мне и в Самаре говорили. Однако, как видите, до сих пор холостой. Хотя, может быть, в Питере мое семейное положение и изменится?..

— С кем-нибудь из зенитовцев уже успели подружиться?

— Хорошие отношения со всеми, но активно общаюсь, естественно, с Радимовым и Анюковым, с которыми играл в «Крыльях», с Маюсом, с Крижанацем часто о том о сем говорим.

— Как вы с ним разговариваете — по-английски?

— Почему же, по-польски. Я же в этой стране полтора сезона провел, сначала в Лодзи, в «Видзеве», потом в варшавской «Полонии». Еще довольно неплохо немецкий знаю, ведь я и в этой стране поиграл.

— И в каком клубе?

— Мне было 16 лет, когда я оказался в «Гамбурге». Тогда наша юношеская команда из Клайпеды играла товарищеский матч с клубом третьего немецкого дивизиона. Я забил гол, меня заметили, и в итоге я остался на пару лет в этом городе.

— Кстати, это правда, что, еще выступая за «Крылья», вы выбирали между «Зенитом» и «Локомотивом»?

— Ну, я знаю, что интерес железнодорожников ко мне был, однако я с самого начала решил, что хочу играть в «Зените». Здесь есть все, что нужно — отличные болельщики, амбициозное руководство, великолепные игроки, хорошие отношения между футболистами. Да и зарплата достойная, что уж тут говорить. Кроме того, от Петербурга до Литвы недалеко.

— Робертас, матч с «Аланией» вы провели выше всяких похвал, однако уже в следующей встрече с «Тереком» вас было не узнать: куда-то исчезла та страсть, с которой вы шли на единоборства, тот напор... Что случилось?

— Понимаете, на одном уровне сложно проводить все матчи, не всегда все получается. К тому же в Пятигорске мы играли по другой тактической схеме, чем в матче с «Аланией». Сначала я был единственным форвардом, мне было не с кем обыграться. Плюс жара, которая очень выматывала. Однако мне не хотелось бы, чтобы болельщики посчитали, что я ищу оправдания. В следующих матчах попытаюсь действовать лучше, и партнеры, думаю, мне в этом помогут.

— Вы наверняка знали, что петербургский клуб давно искал мощного силового форварда. На эту роль пробовалось множество игроков — Гартиг, Кинцл, Ранджелович, Чадиковски — и все они в итоге не подошли. Не боитесь повторить их судьбу?

— А я вообще ничего не боюсь. За свою карьеру я поиграл во многих клубах, в каждом из которых мне приходилось бороться за место в составе. И ничего, играл, выходил на поле. Другое дело, что для того, чтобы хорошо действовать на моей позиции, нужно постоянно и много работать на тренировках, не расслабляться ни на минуту. Может быть, тем игрокам, которые пробовались на место центрального нападающего, недоставало как раз этих качеств?

— Вы пришли в «Зенит» в тот момент, когда команда переживала очевидный кризис, на который наложилась болезненная для многих игроков и болельщиков продажа Быстрова. Не почувствовали на себе, как говорится, гнетущую атмосферу в команде?

— Нет. Меня хорошо приняли ребята, я нормально со всеми общаюсь. И вообще, не понимаю, почему все делают трагедию из продажи Быстрова. Трагедия — это когда разваливается команда, когда из нее вопреки своему желанию уходят игроки, как это произошло в «Крыльях Советов».

— Жалеете самарских болельщиков?

— Конечно. Команда, которая была в Самаре в начале сезона, могла решать самые высокие задачи, могла далеко пройти в Кубке

УЕФА. Болельщики полностью заполняли стадион, вовсю поддерживали команду... Вообще, в моей голове не укладывается, как в таком футбольном городе, как Самара, умудрились фактически похоронить большой футбол.

— Несколько туров назад после игры с «Тереком» Гаджи Гаджиев открыто сказал, что представители чеченского клуба пробовали подкупить игроков «Крыльев». Когда «Зенит» ездил в Пятигорск, попыток «предложить» игрокам энные суммы не было?

— Лично ко мне никто не подходил и ничего не предлагал. Я вообще подобными вещами не занимаюсь. В то же время давно и хорошо знаю Гаджиева, поэтому верю, что просто так он бы ничего не говорил. Видимо, был повод. Впрочем, «Зенит», еще раз повторю, ни с каким околофутболом не сталкивался.

— Кстати, раз уж разговор зашел о Гаджиеве: тренировочный процесс в «Крыльях» намного отличается от «Зенита»?

— Скажем, у Гаджиева тренировки продолжались 2,5 часа, правда, с перерывами, причем очень большое время уделялось тактическим схемам и взаимодействию между игроками на поле. В «Зените» тренировки намного короче, они интенсивнее, Петржела делает упор на упражнения с мячом. Однако никакого дискомфорта я не испытываю — наоборот, всегда интересно узнать что-то для себя новое, особенно когда занятия проводит опытный специалист.

— Робертас, в «Крыльях» в среднем за сезон вы забивали примерно по 10 мячей. Учитывая, что играть осталось чуть менее половины чемпионата, намерены забить пять?

— Почему? Нельзя ограничивать себя какой-то нормой, нужно стремиться забить как можно больше. Постараюсь забить семь-восемь мячей, ведь практически в каждом матче у меня есть моменты для взятия ворот, так что нужно просто прибавить в их реализации. Однако важнее не то, сколько я забью, а какой будет общекомандный результат. Что толку, если Пошкус забьет, а «Зенит» проиграет?

— Возможно, ваш прогноз сбудется, ведь болельщики «Крыльев» на своей гостевой книге в Интернете пишут, что вас можно назвать везунчиком...

— Нет, я с этим не согласен. Везет, например, «Локомотиву», который порой выигрывает откровенно на фарте. Я же создаю свои моменты сам, борюсь за мячи, выцарапываю их у соперника — разве это везение? Это работа, тяжелая работа, которая и составляет хлеб нападающего.

— Ну и напоследок не могу не задать такой вопрос: сколько времени футболист Пошкус намерен пробыть в «Зените»? И не хочет ли он, как, скажем, его бывший партнер по «Крыльям» Каряка, уехать играть в западный чемпионат?

— Знаете, я довольно долгое время играл в Европе, поэтому особо туда не рвусь. Конечно, если поступит предложение, от которого, как говорится, невозможно отказаться, то это одно. А так уехать... Это не по мне, тем более, что в «Зените» меня сегодня абсолютно все устраивает. Намерен полностью отработать свой контракт с клубом, а что будет дальше, будем уже потом решать с тренером и руководством команды. Пока же думать об этом рано — нужно просто выкладываться в каждом матче и забивать голы.

Фото Андрея Чепакина

Записал Александр Макаренко
Газета Московский Комсомолец в Питере №33/63 за 17-08-2005

0 комментариев
Написать
Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии