О звонкой монете

О звонкой монете

Вопрос о целесообразности размещения Монетного двора на территории Петропавловской крепости, возможно, будет в ближайшее время рассмотрен Правительством России.

Вопрос о целесообразности размещения Монетного двора на территории Петропавловской крепости, возможно, будет в ближайшее время рассмотрен Правительством России. Соответствующее письмо направлено в Правительство РФ
в сентябре 2005 года Счетной палатой РФ.

Проблеме взаимоотношений Государственного музея истории города (ГМИ) и Монетного двора – не один десяток лет. Если изначально расположение чеканной фабрики, действовавшей еще с начала XVIII века, в границах Петропавловской крепости было необходимо и оправдано, то в веке минувшем и нынешнем интересы двух ведомств совпадали мало. Фонды музея росли, проекты развития экспозиций требовали оперативного простора. Советская власть вроде бы шла навстречу музейщикам. Еще в 1954 году выходит решение Ленгорисполкома, согласно которому здания, находящиеся на территории крепости, должны были передаваться ГМИ с целью их музеефикации. Таким образом, в ведение музея поступили собор, тюрьма Трубецкого бастиона, Инженерный дом и другие.
Однако уже в конце 70-х годов прошлого века политика государства изменилась. В связи с проведением в СССР Олимпиады-80 часть помещений, только что переданных музею, изымается у него под спецолимпийский заказ – для чеканки медалей, значков и прочей сувенирной продукции. В число изъятого попали Головкин бастион, половина Никольской куртины и прочие здания, имеющие историческую ценность. Как известно, нет ничего более постоянного, чем временные вещи, – находившиеся сначала в аренде, эти помещения впоследствии были переданы в хозяйственное ведение ГУП «Монетный двор». Попытки администрации ГМИ оспорить передачу в судебном порядке провалились: федеральный ГУП с легкостью выиграл дело у музея городского подчинения.
В настоящее время упомянутые здания не включены непосредственно в производственный процесс, а используются как складские помещения – под готовую продукцию либо хранение сырья. Кстати, что касается самого производства, то оно также доставляет музею немало хлопот. Для транспортировки продукции на территорию Петропавловской крепости вынуждены заезжать тяжелые фуры. Об экологии вообще лучше забыть: тут и гальваника, и сбросы в канализацию, и выбросы в воздух. Последнее обстоятельство, кстати, оказывает выраженное негативное влияние на позолоту собора. Пагубное воздействие выбросов было подтверждено и в ходе реставрации фигуры ангела.
Из-за режимного статуса ГУП специалисты ГМИ даже не могут оценить состояние зданий, находящихся, между прочим, под охраной государства. Строжайшая система допусков исключает возможность проникновения туда как представителей КГИОП, так и самих музейщиков. Между тем в реестре когда-то «арендованного» имущества Монетного двора числится и уникальное фортификационное сооружение под названием «Кавальер Анны Иоанновны». Это так называемая крепость в крепости, построенная на случай захвата твердыни противником. Хотя Петропавловская крепость никогда не воевала, строилась она по всем правилам военного искусства. «Я был там всего один раз в жизни и остался восхищен интерьерами», – вдумайтесь, это признание не праздного туриста, а директора музея-заповедника «Петропавловская крепость» Бориса Аракчеева.
Однако главная тревога специалистов музея истории города связана не с отсутствием площадей и возможностей для развития. Опасность, куда более серьезная, таится в другом. Монетный двор носит статус государственного унитарного предприятия (ГУП). ГУПы же, как известно, имеют устойчивую тенденцию к акционированию. В случае указанного развития событий Петропавловскую крепость ждет безрадостное будущее: здания вместе с лакомым куском земли в центре города могут быть использованы под любые цели. Надо ли пояснять, что администрацию музея вовсе не радует перспектива увидеть под боком казино или боулинг. Тем временем, по словам директора, Монетный двор кладет глаз и на само здание дирекции ГМИ…
Наученные горьким опытом, пока музейщики даже и не мечтают об окончательном расставании с Монетным двором. На первое время ГМИ вполне удовлетворила бы передача помещений, по сути, незаконно изъятых в 80-х годах, обратно в ведение музея. «Петропавловская крепость – это градообразующий памятник, соединивший в себе образцы и промышленной, и гражданской архитектуры, – говорит Борис Аракчеев. – К тому же крепость – единственное место, кроме, пожалуй, Ораниенбаума, где так хорошо в комплексе сохранился XVIII век. Поэтому мы должны оставить потомкам этот комплекс некоммерческим».
По твердому убеждению Бориса Аракчеева, музею жизненно необходима территориальная целостность. В стремлении сохранить и приумножить единое музейное пространство администрация ГМИ не первый год ведет постоянную переписку со всеми ветвями власти. В списке адресатов как власть предержащих, так и отошедших от дел – Борис Ельцин, Владимир Путин, Валентина Матвиенко и многие другие. Однако пока живую заинтересованность в деле выказал лишь наш бывший земляк и глава Счетной палаты РФ Сергей Степашин. В то же время другой московский петербуржец, за ведомством которого и числится Монетный двор, Алексей Кудрин, остался глух к пожеланиям музейщиков. Возможно, после обращения Счетной палаты правительство не будет столь безучастно. В случае взвешенного решения выиграют все. Режимному промышленному предприятию давно пора подыскать другое помещение для штамповки отягощающей наши кошельки мелочи. Музею также следует занять достойное его место в центре города, подобное тому, какое Петропавловская крепость всегда занимала в истории Петербурга.

Зоя Шпанько

0 комментариев
Написать
Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии