«Дачная амнистия» завязла

«Дачная амнистия» завязла

Президент России Владимир Путин на днях поручил Правительству обеспечить безусловное выполнение всех решений, связанных с «дачной амнистией».

Президент России Владимир Путин на днях поручил Правительству обеспечить безусловное выполнение всех решений, связанных с «дачной амнистией».

По мнению главы государства, «дачная амнистия» сегодня завязла в недрах чиновно-бюрократического аппарата. А новый дачный сезон – не за горами. «Дачная амнистия» пока остается проблемой и для чиновников, и для граждан.
О своем видении проблемы «дачной амнистии» «Строительному Еженедельнику» рассказал председатель Союза садоводов России Василий Захарьящев.

– Василий Иванович, как Вы относитесь к новым думским инициативам?
– Любое упрощение и облегчение – благо не только для садоводов, но для всего государства. Дело в том, что реализация приоритетных национальных программ в области здравоохранения, жилья и агрокомплекса ложится в русло развития садоводческого движения. Ведь дача дает людям возможность не только вырастить сельхозпродукцию. Это и отдых, и здоровье. А если развить в садоводствах инфраструктуру, то мы получим эффект второго дома для горожан. Так что нужно не только снижать и отменять налоги для садоводов, но и вкладывать в эту сферу как в один из способов реализации нацпроектов.

– Вы поддерживаете идею упростить режим исчисления земельного налога?
– Земельный налог – это просто «исчадие ада». Когда его вводили, ни правительство, ни Минфин до конца этот вопрос не продумали. В результате с 1 января 2006 года увеличили налоги на землю по всей стране в 20 раз! Это же вопиющий грабеж! В Ленобласти налог на земельный участок составляет теперь 1 тысячу рублей. Это большие деньги, если вспомнить, что 80 процентов обитателей садоводств – ветераны войны и труда с мизерными пенсиями. Люди сами землю обрабатывают, вкладывают столько сил и средств в это дело. Обеспечивают себе сами и работу, и быт, и отдых, хотя это должно делать государство, а с них еще и дерут втридорога. В отдельных регионах садоводства платят еще и медицинский налог, налог на образование, охрану природы и т.д. Налицо двойные и тройные стандарты налогообложения. При этом садоводческие товарищества, не имеющие достойного юридического статуса, уподобляются лагерям беженцев или переселенцев.

– Но хоть какое-то облегчение жизни новые поправки садоводам обеспечат?
– Реального облегчения не будет, поскольку в этих поправках не решен самый больной вопрос – о кадастровой съемке и межевании участков. Кто должен, в конце концов, проводить кадастровые работы? Мы уверены, что это должно делать государство. А сейчас этим занимаются частные структуры за счет владельцев садовых участков. Стоит эта услуга 10-15 тысяч рублей. Для пенсионеров, которых среди садоводов львиная доля, это неподъемная сумма. А кадастровый план – необходимый элемент в пакете документов на оформление приватизации земли. Нужно было с народом посоветоваться. Когда этого не делают, эффект получается обратный – душат садоводческое движение вместо того, чтобы его поддерживать.

– Сколько сейчас садоводов в России?
– Огромная армия: 21 млн садоводов, плюс 16 млн владельцев подсобных хозяйств. Эти люди производят 62 процента всего продовольствия в стране. При этом Россия ввозит из-за рубежа 65 процентов потребляемых продуктов. Прилавки магазинов забиты, но это только видимость благополучия. Ведь мы едим не то, что сами выращиваем. Между тем 1 рубль, вложенный в садоводство, приносит государству 20 рублей прибыли.

– А сколько садоводов в нашем городе?
– У нас больше 1 млн землевладельцев. Это 600 тысяч садоводов, 80 тысяч огородников и почти 330 тысяч человек, которые имеют личный подсобные хозяйства в поселках и деревнях, доставшиеся им по наследству. Только в черте Петербурга расположено 113 садоводств (это 26 тысяч участков). А это значит, что каждый второй горожанин связан с землей.

– Сколько средств в этом году выделит бюджет Петербурга на поддержку садоводческого движения?
– В этом году предусмотрено финансирование в объеме 125 млн рублей (для сравнения, в прошлом году было 100 млн рублей). Финансирование ведется в рамках целевой программы «Развитие садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединений жителей Санкт-Петербурга». Это первая подобная программа в России. Она рассчитана до 2010 года. В ней предусмотрена постепенная трансформация садоводческих товариществ в благоустроенные жилые поселки с муниципальным статусом. Из городского бюджета на эту программу до 2010 года будет выделено 840 млн рублей. В Ленобласти ее тоже поддержали. Но поскольку там значительно меньше садоводов, и денег выделяют значительно меньше. В прошлом году, например, было выделено 6 млн рублей. В этом будет примерно столько же.

– На что идут эти деньги?
– В первую очередь, на строительство дорог и линий электропередач. А вообще, каждому садоводству что-то нужно: или детская спортивная площадка, или медицинский пункт, или освещение. Пятая часть садоводств не имеют нормальных дорог, четверть из них сидят без электроснабжения. Так что программа эта очень нужная, социальная. Но ее выполнение девальвируется безответственным поведением государства. Удорожание электроэнергии, проезда, повышение налогов – все это мешает ее реализации.

– А федеральные власти как-то поддерживают садоводов?
– Сейчас разрабатывается федеральная целевая программа развития дачного движения в России. Ее с нашей помощью готовят московские специалисты. Некоторые предложения уже направлены в Правительство. Если программу утвердят, на развитие российских садоводств будут выделять средства из федерального бюджета. Думаю, что все получится.

Наталья Ковтун