Зимние покупки "Зенита"

Зимние покупки "Зенита"

Отец народов, он же лучший друг всех советских физкультурников товарищ Сталин завещал: «Кадры решают все!». Пусть кто-то скажет, что футбол живет иными категориями… В межсезонье – 2006/07 «Зенит» серьезно укрепил свои ряды. По единодушному признанию теперь состав питерской команды – лучший в Премьер-лиге. А как обстояли дела в предыдущие годы? Исследование «90 минут» – не истина в последней инстанции. Просто информация, надеемся, позволит вам, болельщикам, понять, что же такое селекция по-зенитовски.

Зимние покупки "Зенита": от $100 000 до $20 000 000
Исторический экскурс

Алексей Павлюченко

Отец народов, он же лучший друг всех советских физкультурников товарищ Сталин завещал: «Кадры решают все!». Пусть кто-то скажет, что футбол живет иными категориями… В межсезонье – 2006/07 «Зенит» серьезно укрепил свои ряды. По единодушному признанию теперь состав питерской команды – лучший в Премьер-лиге. А как обстояли дела в предыдущие годы? Исследование «90 минут» – не истина в последней инстанции. Просто информация, надеемся, позволит вам, болельщикам, понять, что же такое селекция по-зенитовски. Сразу оговоримся, речь пойдет только о зимних переходах. Летних трансферов, даст-то Бог, еще будет повод подробно коснуться.

На покупку Смертина не нашли 50 тысяч долларов

«Зенит» вернулся в высшее футбольное общество осенью 1995-го. Накануне того сезона в Питер, где футбол оказался на грани вымирания, вернулся Павел Садырин. Разумеется, экс-наставник сборной России, вечная ему память, выдвинул определенные финансовые условия. Ведь по окончании предыдущего чемпионата на банковских счетах ФК «Зенит» не оставалось ни одного рубля! Садырин потребовал отказаться от услуг главного акционера компании «ХХ трест». Именно с подачи Павла Федоровича «Зенит» взял под свое крыло «Лентрансгаз» (одна из структур «Газпрома»).
По меркам российской первой лиги «Зенит» укомплектовался солидно. Впрочем, сверхдорогих приобретений в то время питерцы не могли сделать по определению. Команда Садырина была ориентирована на доморощенных воспитанников, разбавленных опытными исполнителями. Ряды «Зенита» пополнили чемпионы страны Сергей Дмитриев, Валерий Брошин, Сергей Приходько, Дмитрий Быстров, молодой да ранний Денис Зубко, которого первая команда города приобрела у почившей в бозе «Смены-Сатурн» за 20 тысяч долларов! Самым дорогостоящим оказался Дмитрий Нежелев, за которого екатеринбургский «Уралмаш» потребовал порядка полмиллиона «зеленых».
Увы, триумфального возвращения в элиту не получилось. Долгое время «Зенит» лихорадило и во многом благодаря очередной реформе (в тот год из первой лиги в элиту поднималось три команды) удалось выполнить задачу.
Павел Федорович отмечал: «На сегодняшний день в классе сильнейших готовы играть только четверо: Хомуха, Нежелев, Сергей Дмитриев и Кулик». Каково же было изумление, когда по итогам селекционной работы выяснилось, что «Зенит» укрепился хавбеком из Донецка Сергеем Поповым (интересно, что трансферная цена легенды "Шахтера" 11 лет назад недотягивала до 100 тысяч долларов), «питерским Марадоной» Борисом Матвеевым, попытавшимся войти в одну и ту же реку, и Андреем Кондрашовым.
С этого момента вплоть до сегодняшнего дня эпитеты «несостоятельная трансферная кампания», «проваленная селекция» прочно закрепились за клубом из Северной столицы.
В середине 1990-х селекцией в «Зените» занимались все: конечно же, сам Садырин, начальник команды Степан Крисевич, тренер Сергей Ломакин.
– Кстати, в новейшей истории «Зенита» я был первым штатным тренером-селекционером, – рассказывает Ломакин. – Было это в 1992-м, благодаря Павлу Федоровичу спустя три года вновь оказался в «Зените». Скажу честно, вся селекционная работа вне Питера упиралась в отсутствие необходимых средств. Накануне 1996 года президент клуба Виталий Мутко дал карт-бланш на приобретение только трех футболистов. Тогда я рекомендовал Садырину белорусов Белькевича и Шуканова, украинцев Скаченко и Попова. В итоге лишь защитник «Шахтера» приехал в Питер. Матвеева взяли бесплатно.
Упустили мы Алексея Смертина, который на долгие годы мог бы стать стержневым игроком «Зенита». Я приметил молодого парня в «Заре» из Ленинск-Кузнецка – команде первой лиги. Договорились с отцом Смертина, что парень через год переедет в Петербург. Смертины сдержали свое слово, а вот «Зенит» не смог выплатить 50 тысяч долларов «отступных». Сегодня это звучит смешно, но таковы реалии тех лет… В итоге Алексей перешел в «Уралан».

Вся Россия смеялась, а «Зенит» заиграл

Революционная осень 1996-го, когда акционеры в лице тогдашнего президента Виталия Мутко и гендиректора «Лентрансгаза» Сергея Сердюкова не стали продлевать контракт с Садыриным. На капитанском мостике появился Анатолий Бышовец, а по финансам, благодаря очередным вливаниям «Лентрансгаза», «Зенит» подтянулся к столичной элите на расстояние вытянутой руки. Правда, кто знает, как оно было на самом деле. Десять лет назад о прозрачности клубных бюджетов не мечтали даже самые неисправимые романтики.
Вроде бы Бышовцу достался вполне боеспособный коллектив. Однако вновь вмешались обстоятельства. Вслед за Садыриным команду покинули лидеры: Кулик, Зубко, Боков, Хомуха. Надо отдать должное Анатолию Федоровичу. По вопросам цены и качества «Зенит» выгодно отличался от московских грандов или владикавказской «Алании», совершавшей оптовые закупки. За два года зенитовские селекционеры били в «десятку» примерно с 75-процентным попаданием. И не вина Бышовца в том, что проехали мимо достопримечательностей Петербурга Виктор Булатов, Алексей Герасименко, Виктор Леоненко, с которыми вел переговоры Мутко. Все-таки на тот момент сама мысль конкурировать с Москвой и Киевом казалась утопичной, а «Лентрансгаз» «Лентрансгаз» был не четой сегодняшнему «Газпрому».
Большую роль в зенитовской селекции сыграл украинский специалист Леонид Колтун, ныне работающий тренером-консультантом волгоградского «Ротора».
– Мы с Анатолием Федоровичем были знакомы по сборной СССР, – вспоминает Леонид Яковлевич. – Я готовил вратарей к матчу со сборной Италии в отборочном цикле Евро-1992. В Питере я работал в нескольких направлениях – и селекционером по Украине, и тренером вратарей, и помощником главного. За совместительство (смеется) мне платили 3 тысячи долларов, и я был доволен.
Считаю, сработали мы неплохо. Причем покупали ребят по самым смешным ценам. Вернидуб обошелся клубу в 30 тысяч долларов, Попович – в 70 тысяч. Совсем небольшие деньги (если не изменяет память, 10–15 тысяч) были заплачены и за Максимюка. Над нами вся Россия смеялась, дескать, кого берете? А потом «Зенит» заиграл!
Многие в Питере жаловались, что «Зенит» превратился в некое подобие сборной СНГ. Цифры не врут: за два года Бышовец пригласил 17 футболистов, и лишь Сергей Осипов был доморощенным воспитанником.

Вторые авторитеты не в чести

Летом 1998-го Бышовец выкинул «финт», как писала в то время питерская пресса, – согласился возглавить сборную России. Впрочем, погнавшись за двумя зайцами, Анатолий Федорович не поймал ни одного. Вячеслав Колосков не простил ему шести («рекорд» для отечественных сборных) поражений кряду, а Виталий Леонтьевич – измены «Зениту». Сине-бело-голубой штурвал достался Анатолию Давыдову. Именно в тот период (1999–2000) Мутко озвучил свою генеральную линию – создать клуб европейского уровня.
Признаться, в год кубкового триумфа трансферная кампания оставляла желать лучшего. Хотя с нынешним тренером московского «Динамо» Андреем Кобелевым зенитовский штаб не промахнулся. Кстати, Кобелева в Петербург привез лично Мутко, договорившись за 150 тысяч долларов трансферной суммы с президентом «Динамо» Николаем Толстых, конфликтовавшим с 30-летним плеймейкером. Кобелев пережил в городе на Неве вторую молодость, помог становлению нового, морозовского «Зенита», завоевал с командой бронзу.
Впрочем, по-прежнему концептуальной или, как модно говорить, точечной зенитовскую селекцию назвать было нельзя. Между прочим, в межсезонье-1999 питерский клуб могли усилить три классных форварда: перспективный Максим Шацких, опытный голеадор Олег Нечаев и лучший бомбардир чемпионата мира-1994 Олег Саленко. Однако трансфер воспитанника узбекского футбола принадлежал «серьезным людям», с которыми боссам «Зенита» договориться не удалось (летом этого же года Шацких выкупило из «рабства» киевское «Динамо»). Нечаев же, как и Шацких, приезжал в Петербург инкогнито. Первому – запретили даже разглашать свое имя, а второго журналисты называли «мистер икс». Вернуться же в родной город Саленко помешал человеческий фактор.
– С Виталием Мутко договорились по деньгам, – открыл тайну Саленко. – Я специально опустил планку. Сказал, что сезон отыграю с небольшой зарплатой, а потом разберемся. Но на тот момент наставник «Зенита» Анатолий Давыдов попросту испугался брать меня к себе в команду: «Мы с тобой еще вместе играли, будешь для ребят вторым авторитетом». Услышав такое, был просто в шоке. А он еще оправдывался: «Пойми, я молодой тренер, футболисты будут слушаться не меня, а тебя».
Отметим, что на следующий сезон в «Зените» появился самый дорогой на тот момент игрок Максим Деменко. Его трансфер (около 1,5 миллиона долларов) клубу удалось выкупить у тольяттинских «авторитетов». Мутко опередил конкурентов – «Спартак» и киевское «Динамо», также вступавших в переговоры с владельцами трансфера Деменко. Перешли в «Зенит» нынешние кандидаты в сборную России, а тогда молодые, неоперившиеся вратари Дмитрий Бородин и Александр Макаров. Полпредов приказавшего долго жить «Локомотива» могло быть еще больше, но «Зенит» не захотел платить символические деньги за трансфер защитника Дмитрия Васильева. В клубе ожидали скорой кончины «железнодорожников» и рассчитывали получить перспективного игрока абсолютно бесплатно. Однако первым подсуетился ярославский «Шинник»…

Кержаков мог оказаться в Ростове

Несмотря на победу в Кубке России, кредит доверия Давыдов исчерпал в апреле 2000-го, хотя де-факто это случилось еще раньше, когда на тренерском мостике появился мэтр – Юрий Морозов. Дед, как ласково называли Андреича в команде, заручившись поддержкой Мутко, провозгласил принципы комплектования – костяк команды должны составлять питерские воспитанники, время ставленников Бышовца прошло.
Именно с легкой руки Морозова в «Зените» появился Александр Кержаков. Причем переходу предшествовала прямо-таки детективная история. Все права на молодое дарование принадлежали СДЮШОР «Зенит», у которой, для многих это уже не секрет, не сложились отношения с футбольным клубом. Ситуация выглядела парадоксальной, школа и клуб с одноименным названием работали совершенно автономно друг от друга. Времена развитого социализма уже давно прошли, а к новым формам сотрудничества «Зенит» и СДЮШОР «Зенит» перейти не смогли. Сезон 2000 года Кержаков отыграл в составе областного «Светогорца» под чутким оком завуча зенитовской школы Владимира Казаченка. А затем начались переговоры о переходе в «Зенит». Мутко и директор СДЮШОР Евгений Шейнин никак не могли найти компромисс. И в итоге Саша чуть не отправился в Ростов! Представляете, как потом кусали бы локти боссы большого «Зенита»! К счастью, здравый смысл вкупе с 240 тысячами рублей (!) победил.
В этом межсезонье сине-бело-голубые были близки к возвращению еще одной звезды, сошедшей в тираж, – Дмитрия Радченко. Экс-форвард сборной России даже провел сбор с питерской командой, но Морозов почему-то его забраковал.
Любопытно, что несмотря на питерский курс Юрий Андреевич вошел в историю «Зенита» как тренер, первым пригласивший в команду легионеров из дальнего зарубежья. Приложил к этому руку и бывший спортивный директор Борис Рапопорт.
– В самом конце 2001 года, когда я еще работал с зенитовским фарм-клубом, раздался звонок Виталия Леонтьевича, предложившего мне съездить в Югославию и просмотреть там нескольких футболистов, – делится воспоминаниями Рапопорт. – Речь шла о двух игроках «Войводины» Милане Вьештице и Иоване Танасьевиче. Увидел ребят в деле в матче с белградским «Партизаном». Предоставил клубу их характеристики, позже в Югославию летал сам Морозов. Вьештицу мы решили подписать. Сложнее обстояли дела с Владимиром Мудриничем. Главный тренер видел его только на тренировке. Знакомые агенты предупреждали, что это не игрок уровня «Зенита», слишком уж он медлительный. Тем не менее руководство дало добро на приобретение и этого футболиста. Буквально на «флажке» мы дозаявили еще одного югослава, Предрага Ранджеловича. Даже не знаю, как Мутко удалось договориться с президентом ЦСКА Евгением Гинером. Считаю, что даже по тем временам «Зенит» сделал совсем недорогие приобретения. Мудринич обошелся в 600 тысяч долларов, Вьештица – в 800, а за Ранджеловича ЦСКА запросил миллион «зеленых».

Жена Ярошика – против

Легионеры из дальнего зарубежья – это были цветочки. Мутко пошел еще дальше, исчерпав все внутренние резервы, пригласив на тренерский пост чеха. Властимила Петржелу. Напомним, что параллельно контрольный пакет акций на три года перешел от «Газпрома» к «Промстройбанку». Пан Властимил усилил «Зенит» чехословацким квинтетом. К слову, обошелся он всего в два миллиона евро, причем половина этой суммы была потрачена на защитника сборной Чехии Павла Мареша. В следующее межсезонье «Зенит» – в статусе серебряного призера – уже был не так активен на трансферном рынке. Покупка Величе Шумуликоски стоила всего 900 тысяч евро, а Марека Кинца – 600. Справедливости ради, вистов у болельщиков Петржела за их приобретение не набрал. Зато следующей зимой «Зенит» усилил центр обороны Эриком Хагеном и Ивицей Крижанацом. По неофициальной информации, оба обошлись клубу по 2,5 миллиона евро. В данном случае игра стоила свеч. Плюс, конечно же, не забудем знаковое возвращение в «Зенит» Влада Радимова. В этом случае заслуга принадлежит Мутко.
– В первый год работы я занимался селекцией сам, опираясь на чешских игроков и зенитовских дублеров, – говорит Петржела. – Ведь со спортивным директором у нас не было коммуникации. На следующий год в клубе появился Александр Бокий, который по задумке должен был искать талантливых ребят из первого и второго дивизионов. Однако он со своей задачей едва ли справился. Нужно отдать должное Константину Сарсании, на тот период агенту №1 в российском футболе. Он профессионал, хорошо разбирается в футболе. Поэтому игроки, которых Константин привозил в «Зенит», оказались высокого уровня. Хаген, например.
Трансферную политику мы старались проводить осторожно. Убедить легионеров, даже из Чехии, приехать в Петербург оказалось делом непростым. Большинство переходило «Зенит» под мое имя. Хочу отметить, что руководители «Промстройбанка» с пониманием относились к приобретениям. Именно в годы работы Давида Трактовенко «Зениту» был создан положительный образ. Помню, Шумуликоски выбирал между Питером и казанским «Рубином», где ему предлагали лучшие условия, но именно новый имидж питерского клуба сыграл ключевую роль.
Могли ли появиться в «Зените» суперзвезды? Могли, наверное. Дважды я приглашал Иржи Ярошика, но здесь вмешался еще один фактор – семейный. Не хотела его жена возвращаться в Россию. Год назад, когда всеми делами вновь заправлял «Газпром», «Зенит» решил приобрести Томаша Росицки. Причем руководство решило вести переговоры без моего участия. Об этом я узнал от агента Павла Паски. Признаюсь, я изначально не верил в успех этой селекционной операции.
Последнее межсезонье Петржелы стало началом конца работы чешского специалиста в «Зените». Рууд ван Нистелрой (пожелание Петржелы в ответ на вопрос руководства: «Кем бы вы хотели усилить команду?») в Петербурге не появился, а вот первого легионера из Кореи Хен Ен Мина (его трансфер стоил 800 тысяч евро) представил именно «Зенит». Петржела просмотрел его один раз на кассете, когда в одном из матчей Хен играл на левом фланге полузащиты (именно футболиста этого амплуа искал тренер), а в итоге же представитель Страны утренней свежести оказался игроком правой бровки и прочно сел в запас.

…Или цена вопроса?

Одна из главных побед нового эффективного менеджмента «Газпрома» – приход в клуб спортивного директора Константина Сарсании, официально прервавшего свою агентскую деятельность. Уже в сентябре свершилось то, о чем мечтали президенты и тренеры прошлых лет. «Зенит» обзавелся селекционной службой. В штаб Сарсании вошли Бокий, Игорь Чугайнов, Иван Стрельцов и Шарль Кампоро, 12 лет работавший спортивным директором французского «Бордо». Сарсания разделил сферы влияния между своими подчиненными. Кампоро отвечает за Бразилию, Аргентину и страны Латинской Америки, Стрельцов занимается поиском молодых талантов, Чугайнов, позже возглавивший дубль, на пару с Боким закрывают направление Россия – Европа.
Нет смысла повторяться о селекционных подвигах нынешнего межсезонья. Глупо отрицать, что «Зенит» приобрел классных исполнителей. Каждая из четырех кандидатур была детальнейшим образом согласована с главным тренером. К примеру, Адвокаат проанализировал ТТД с последнего чемпионата мира и отметил высокий процент отборов мяча у Анатолия Тимощука в составе сборной Украины. То есть «Зенит» действительно начал работать по-европейски?
Вот только насколько серьезен вклад в успех непосредственно селекционного отдела? Того же Тимощука, Домингеса, Погребняка или Зырянова не нужно было отслеживать, просматривать, собирать информацию, что, между прочим, подразумевает само понятие – селекция. Это готовые игроки, звезды. Их приобретения всего лишь цена вопроса. Настораживает и поэтапное исчезновение из «Зенита» воспитанников петербургского футбола. Впрочем, из десяти обещанных «Газпромом» зенитовских лет прошел только один год. Сделаем поправку на время.