Португальское крепкое

Португальское крепкое

Смотришь на всего из себя такого беззаботного Данни – и хочется, вот честно, переключиться на другую тему. Голы, передачи, дриблинг, артистизм – все при нем; взял кубок с золотом, сыграл

Смотришь на всего из себя такого беззаботного Данни – и хочется, вот честно, переключиться на другую тему. Голы, передачи, дриблинг, артистизм – все при нем; взял кубок с золотом, сыграл на чемпионате мира, муж и любящий отец…

Ну и чего тут обсуждать?

Но большие произведения и главные герои немыслимы без драматизма. Проникаешься, когда видишь, что стоит за его, Данни, легкостью бытия. Вот на него лепят 30-миллионный ярлык. Вот он рушит треугольную комбинационную философию «Зенита», напоминая ту самую кошку, которая гуляла сама по себе. Вот рвет связки колена и до последнего рискует поездкой на мундиаль. Наконец, теряется в проигранных принципиальных матчах. Но пара дней – и привычная картина: сияющий Данни, скрещенные руки, тату с именами сыновей, «Я счастлив в России».

Лучший? Теперь да. Сумасшедший? Кажется, что, скорее, все-таки гений.

Остаюсь

С: Ну, рассказывайте, каково это – быть чемпионом?Это значит испытывать огромное счастье. Я долго стремился покорить эту вершину, поэтому испытываю чувство гордости, – прежде всего, за «Зенит». Все хотят быть первыми, у очень многих команд в России есть хорошие возможности для этого, но чемпионами стали именно мы.

С: Каково это – становиться чемпионом первый раз в жизни?Чемпионат я действительно выиграл впервые, но ведь до этого у меня в «Зените» уже была одна значимая победа – в Суперкубке Европы. Теперь мы выбрались на новый уровень и должны стремиться к следующему.

С: Каково это – не только становиться чемпионом, но и выигрывать звание лучшего футболиста чемпионата?Можно сказать, счастлив втройне (улыбается). Но если я и стал лучшим, то только благодаря команде. Один бы ни за что ничего не добился. И, конечно, займи мы второе, третье место, выиграть звание лучшего игрока было бы куда сложнее. Я всегда стремился быть первым в том, что умею, и теперь, с Божьей помощью, достиг настоящего успеха.

С: Год назад ваш друг Алехандро Домингес выиграл чемпионат с «Рубином», стал первым в нашем опросе, после чего принял решение продолжить карьеру в «Валенсии». Вы остаетесь?У меня еще полтора года контракта с «Зенитом», и я буду делать все возможное, чтобы отработать контракт до конца. А потом посмотрим, что будет. Поступят предложения, которые устроят меня и клуб, – одно дело. Не поступят – с удовольствием останусь.

С: Пока вы играли в нашем чемпионате, вас, по сообщениям зарубежной прессы, пытались заполучить едва ли не все европейские клубы – от лиссабонского «Спортинга», куда вы сами просились в аренду, до «Челси» и «Манчестер Юнайтед». Что из всех этих публикаций слухи, а что нет?Действительно, очень часто говорится о том, чего нет на самом деле. В то же время какие-то разговоры имеют под собой реальную основу. Предложения от европейских клубов, которые действительно можно назвать серьезными, поступали и в «Динамо», и в «Зенит». Но мои клубы, вероятно, были не в полной мере удовлетворены тем, что предлагалось. Я же при действующем контракте всегда старался и для «Динамо», и для «Зенита» делать все, что было в моих силах, отрабатывать по полной. Я счастлив здесь, я выиграл чемпионат с «Зенитом» и теперь хочу выиграть Лигу Европы, чтобы этот сезон для всех для нас был еще более успешным.

Внимаю

С: Бывает, тренеру не удается расположить к себе команду. Чем завоевал авторитет игроков Лучано Спаллетти?Прежде всего, тем, что он – сильнейший тренер и опытнейший тактик. Я с большим уважением относился к Спаллетти еще с тех времен, когда он тренировал «Рому». Поработав под началом Спаллетти, могу смело назвать его лучшим тренером в своей карьере. Авторитета он добился в первую очередь за счет силы личности. У него есть харизма, дар убеждения. Есть когти, как сказали бы в Испании и в Латинской Америке. Он всегда стремится только к первому месту и заражает этим стремлением игроков.

С: Летом на сборе в Австрии Спаллетти презентовал футболистам кулоны с игровыми номерами. Важный психологический прием или формальный, символический?Я в тот момент находился на чемпионате мира, но готов назвать этот жест и важным, и в то же время красивым. Мы же тогда только-только завоевали Кубок России, а Спаллетти столь щед рым подарком, можно сказать, «завоевал» нас. Спаллетти делал все, чтобы сплотить нас, чтобы мы были командой. Думаю, еще и поэтому мы за чемпионат потерпели всего два поражения. И я бы списал их только на усталость.

С: В «Зените» Адвоката от вас требовалось стать элементом системы, одним из. Теперь же у вас ключевая роль. Да, Кержаков, Быстров, Лазович берут игру на себя, но идеи генерируете именно вы. Фантазиста – вы! Такая роль вам ближе?Тренерское доверие позволило мне раскрыться, играть по всему полю и делать все эти вещи. Спаллетти точно знает, каковы твои сильные стороны, когда ты находишься в наилучшем состоянии. Со мной он говорил очень часто, говорил, в чем нужно прибавлять. Мистер позволил мне быть ключевой фигурой в команде, но в то же время основа наших успехов – сама команда в целом, от игроков обороны до форвардов.

С: Мы, журналисты, были здорово удивлены, когда впервые увидели, как Спаллетти после окончания тренировок остается с молодыми игроками, десятки раз бросает им мяч и учит его обрабатывать. Вас он обращаться с мячом не учил?Нет, но о тактике, о перемещениях мы говорили без конца. Как открывать пространство, как взаимодействовать с партнерами по атаке, как играть в касание и как защищаться, конечно, – обсуждали буквально каждый шаг. И самое поразительное, что так он общается с каждым игроком! Не говоря уже о таких «мелочах», что все мы для него равны и любимчиков у него нет.

С: Считается ведь, что игроки тяжело воспринимают разговоры о тактике и лишней информацией их лучше не перегружать…Вот это точно про меня! Я от этих разговоров устаю безумно. Мне нравится именно играть, постоянно быть с мячом. Но все, что говорил нам Спаллетти, находило отражение по ходу матчей, мы каждый раз на личном опыте убеждались в верности его слов.

Жду

С: Только ли несчастным случаем можно назвать произошедшее в матче с «Осером»? Футболисты «Унири» на предыдущей стадии оставили на поле душу, и успех «Зенита» стоял под вопросом до последних минут матча на «Петровском». «Осер» в Питере провалил дебют, но даже в том матче оставил впечатление команды, способной задать «Зениту» трепку…Конечно, это не просто неудача. Мы сами виноваты в поражении. Должны были добивать «Осер» в первом матче: у нас были все возможности, чтобы забить второй, третий, четвертый гол…
А так вопрос о выходе в Лигу чемпионов был перенесен во Францию, и там уже все шло не по нашему сценарию. Мы пропустили обидные голы после угловых, притом что у нас достаточно высоких игроков. Потом были два удаления, и вдевятером повернуть игру вспять нам оказалось не под силу.

С: «Зенит» не попал в Лигу чемпионов. «Спартак» в Лиге чемпионов провалился, «Рубин» близок к провалу. Получается, в чемпионате России у игроков не вырабатываются особые качества, необходимые для выступлений на высшем уровне?Не могу с этим согласиться. Победы ЦСКА и «Зенита» в еврокубках, седьмое место в клубном рейтинге, возможности комплектования, которыми располагают российские клубы, – все это говорит, что уровень футбола здесь в последнее время рос. Хотя готов признать: год, конечно, получился не самым удачным.

С: Вы можете представить себе такой «кошмар», как «Зенит», ЦСКА, «Рубин» и «Спартак» в полуфиналах Лиги Европы?Почему нет? Думаю, такой вариант возможен. Лидеры российского сезона с теми отличными игроками, которые собраны в этих командах, могут рассчитывать на самые высокие результаты.

С: Как вообще относитесь к возможности сыграть в Лиге Европы с соперниками по чемпионату России? Они ведь лучше европейцев знают, как действовать против «Зенита»…Так даже увлекательнее! Идеально друг к другу подготовимся. И встреч с кем-либо из них не опасаюсь. Мы хорошо играли против всех в этом сезоне, важно только будет помнить, что в Лиге кубковая система и на все про все – два матча, а не тридцать, как в чемпионате.

Проникаюсь

С: «Зенит» испокон веку был клубом бунтарским и бросал вызов толстосумам. Теперь же «Зенит» сам вынужден играть под прессом всеобщей неприязни. Ощущаете ли это вы? И как вам под этим прессом играется?Богатых нигде не любят, и удивляться здесь нечему. Я ощущаю, что теперь у всех на нас особый настрой, но это здорово мотивирует! Нам нужно держать марку, соответствовать статусу – вот мотивация буквально на каждый игровой эпизод.

С: Вы, ведущий игрок команды, чувствуете персональную ответственность за поражения от «Осера», «Спартака», ЦСКА?Я не лидер. У нас все лидеры, начиная с тренера, когда он дает свисток на тренировке, объясняет какие-то задания, которые мы затем со всем рвением пытаемся выполнять. Думаю, поражения не могут смазать впечатления от того сезона, который мы выдали. Назову его удачным даже не столько в плане трофеев, сколько в плане развития: мы выросли как команда и нам еще есть куда расти.

С: Как вы, будучи легионером, относитесь к лимиту на легионеров в чемпионате России?Думаю, что вариант «6+5», который есть сейчас, – он ровный и сбалансированный. Конечно, в российских командах должны играть российские игроки, и их нужно ценить. Мы же, иностранцы, приезжаем, чтобы помочь местным игрокам, чтобы вместе добиваться побед и делать чемпионат привлекательнее. Мы получили здесь опыт, а среди ваших игроков возросла конкуренция.
Аршавин, Жирков, Павлюченко, Билялетдинов уехали играть в Англию и находятся там на хорошем счету – может, в этом есть доля и нашей, легионеров, заслуги? Уверен, что зарубежные клубы сейчас пристально следят и за другими российскими игроками.

С: Считаете ли вы, что иностранцы должны играть на голову сильнее, чем местные воспитанники?Знаю, что здесь ходят такие разговоры. В Португалии – то же самое. В Лиге Сагреш много игроков из Бразилии, и все мы, португальцы, говорим: «Они должны быть в несколько раз лучше наших воспитанников». Но есть одно принципиальное различие.
Мы стараемся помогать приезжим, делать все, чтобы они адаптировались к новым условиям, чтобы как можно скорее влились в команду. В противном случае есть ли право требовать от них игры высшего уровня? Язык, культура, обычаи – это фундамент адаптации в клубе, оценки ситуации и собственных возможностей, ну и, собственно, успешных выступлений. И нужно понимать, что русский язык очень сложный. Могу сказать, что за последние годы в Питере я, опять же с Божьей помощью, серьезно в русском прибавил.

С: Именно в Питере?В «Динамо» играло много португальцев, с нами работали несколько переводчиков. В «Зените» же я сначала мог поговорить только на испанском с Домингесом. Потом Чори ушел в «Рубин», теперь вот у меня есть Фернанду и Бруну. И если русский мне поначалу не нравился, то теперь я понимаю, что это очень красивый язык. На португальский он похож разве что по звучанию, но не по структуре. Я с удовольствием читаю на русском и все отчетливее ощущаю, насколько это глубокий и выразительный язык.

С: Спросив вас о лимите на легионеров, нельзя не поднять самую яркую тему нашего регламента – переход на систему «осень-весна»…Если это обязательно – будем играть. Я готов. Хотя не очень себе представляю, как можно обмануть климат. В декабре, январе, феврале здесь играть невозможно, а пауза на три-четыре месяца по ходу чемпионата мне представляется излишне затянутой. С другой стороны, в той же Лиге Европы российские клубы не раз доказывали, что готовы играть уже в феврале.

Поднимаюсь

С: Какое событие был о для вас более ярким: успехи в составе «Зенита» или же участие в чемпионате мира?Титулы с «Зенитом» неоценимы. Чемпионат мира – тоже большая гордость для меня. Я считал и считаю сборную Португалии сильнейшей командой в мире.Даже просто попасть в заявку – уже очень большой успех. Конечно, вылет в 1/8 финала – это удар, пусть и проиграли мы будущим чемпионам. С игрой у нас тоже возникли проблемы. Но теперь, когда сборную возглавляет уже Паулу Бенту, мы и побеждать стали, и футбол привлекательный показывать.

С: Нам из России тоже казалось, что в сборной Португалии всегда хватало ярких игроков, что команда Сколари фонтанировала эмоциями, а при Кейруше на чемпионате мира, напротив, стала какой-то академичной…Думаю, сказалась нехватка опыта. При Сколари были собраны лучшие силы – Фигу, Руй Кошта и остальные. Кейруш обновил команду. Мундиаль, получилось, был принесен в жертву, зато теперь мы расправили плечи. Не позавидуешь тем, кому приходится играть против нынешней нашей команды.

С: Правда ли, что капитаном сборной Португалии Криштиану Роналду избрала национальная федерация футбола, а не Кейруш?Кто бы его ни выбирал, считаю, что другой кандидатуры и быть не могло, учитывая, сколько значит Криштиану для нашей сборной и нашей страны. Он настоящий капитан, работает на команду, борется за права игроков. Считаю, что мне здорово повезло – играть вместе с ним в «Спортинге», в португальской «молодежке» и теперь в национальной команде. Наслаждаюсь его игрой и могу назвать его примером для подражания.

С: В каких отношениях вы с остальными игроками сборной?Мы все поддерживаем друг с другом связь, переписываемся по интернету. Может быть, именно эта сплоченность и помогла нам быстро пережить те неудачи, которые произошли летом в ЮАР и на старте квалификации Евро-2010. Мой самый близкий друг – Рауль Мейрелеш из «Ливерпуля». Может быть, это вообще лучший мой друг в мире футбола. Восхищаюсь тем, насколько он командный игрок и насколько скромный человек в жизни.

С: У вас с ним, похоже, собственная лига – лига татуировок.Нет-нет, куда мне до него? Но вообще татуировки – очень личная вещь, у меня их много, хотя, наверное, будут еще.

Терплю

С: Ваши нынешние одноклубники Фернанду Мейра и Бруну Алвеш наверняка созванивались с вами, когда вели переговоры с «Зенитом». Какую роль вы сыграли в их трансферах в «Зенит»? Что рассказали им о клубе, о команде, о городе?Я им говорил только правду: что они едут играть в сильный, бурно прогрессирующий клуб, с профессиональной организацией и самыми смелыми амбициями. Решение они принимали сами и за то время, что провели здесь, верьте мне, ни разу об этом не пожалели.

С: Вы не раз признавались в симпатиях к Санкт-Петербургу, рассказывали, как вам нравится гулять по городу летом. Как вам Петербург в ноябре, когда солнца нет неделями и темнеет уже в четыре часа дня?Холод меня убивает. Не хочется даже ничего говорить! Но падающий снег завораживает. И Невой, мостами я из окна сейчас любуюсь, точно так же, как и летом.

С: Португальцы в «Динамо» жаловались на тяжелые бытовые условия. Говорят, что Коштинья принял решение уехать после того, как у него дома прорвало трубу. Какие еще байки вы слышали? Что из всего говорившегося – правда? Что – ложь?Про трубу слышу в первый раз. Просто так получилось, что футболисты, выигравшие Кубок УЕФА и Лигу чемпионов с «Порту», попали в клуб, который тогда был в куда менее статусном положении. И в первый год в «Динамо» условия были не лучшие. Там хватало проблем – с экипировкой, например. Из таких ведь мелочей и складывается престижный статус. Коштинья и остальные не стали ждать, хотя потом в «Динамо» появилась отличная база, центр реабилитации, выстроенная клубная система – от президента к игрокам…

С: Вас миновали бытовые сложности? Или же у вас оказалась прочнее сила воли?Я прошел через то же, что и все остальные. Конечно, в первую очередь именно нам нужно было приспосабливаться к тем условиям, в которых мы оказались. Но в этой истории нет правых и виноватых.

Люблю

С: Вы родились и выросли в Венесуэле. Есть ли у вас венесуэльские черты характера?Думаю, весь мой футбольный имидж – манера игры, споры с арбитрами, стычки с соперниками, – это все оттуда, из Южной Америки. В Венесуэле я прожил до 15 лет, там до сих пор живут мои дяди и тети, двоюродные братья и сестры. Венесуэла наложила отпечаток на мою личность. Португалия – это, в первую очередь, моя семья, ее поддержка. Я рано женился. Конечно, когда ты в молодом возрасте приезжаешь в абсолютно новую страну, можешь потерять голову, оставшись один. Но к счастью, со мной была семья.

С: В Португалии и до кризиса было непросто жить, а теперь…Мы сложнее многих европейских стран переживали кризис, но у нас хватает здоровья работать по 24 часа в сутки, и ситуация улучшается буквально на глазах.

С: Что типично только для Португалии и для португальцев? Допустим, человек в какой-то ситуации говорит что-то, и вы понимаете: «Вот это точно мой соотечественник».Лично я определяю португальцев по чертам лица. Ни разу не промахивался. А по речи – тут как раз все просто, ведь бразильский вариант португальского языка неслабо отличается от «португальского португальского».

С: Радек Ширл держит в Чехии собственное турагентство. Какие достопримечательности включала бы в себя экскурсия «По следам Данни»?Показал бы экскурсантам всю Мадейру: эти пляжи, эти цветы, это солнце… Показал бы все, до последней улочки. Конечно, показал бы Каракас… Так… вернемся еще ненадолго в Португалию – в Алгарве (улыбается). Ну и Москву и Санкт-Петербург тоже рекомендовал бы посетить. Конечно, в основном это были бы футбольные места. Я ведь сам за границей стремлюсь обязательно попасть, скажем, на стадионы. Меня потрясают стадионы в Англии, в Аргентине – там мощнейшая энергетика, непередаваемая атмосфера.

С: Долго ли над вами глумились на Мадейре после поражения от « Насьонала» в квалификации Лиги Европы год назад?Самое ужасное, что тогда я был травмирован, находился именно на Мадейре, – и куда деваться от этих шуток, просто не знал! К тому же я играл несколько лет на Мадейре за другой островной клуб – «Маритиму». А «Маритиму» и «Насьонал» – это же как «Зенит» и «Спартак» в России. Я постоянно слышал фразочки на тему «как мы вас вынесли» и, ничего не поделаешь, был вынужден молчать, потому что тогда «Насьонал» был объективно лучше. Но мы исправились в этом году.

С: В своих интервью вы предстаете эдаким «футболофилом»: играете в футбол на приставке, просматриваете соперников по телевидению, отдаете детей в футбольную академию. Как относитесь к игрокам, для которых футбол ограничивается тренировками и официальными матчами?Каждый думает по-своему. Я не собираюсь кого-то переубеждать. Просто считаю футбол делом своей жизни. Мне кажется, я родился, чтобы играть в эту игру. И на матчи, и на тренировки выхожу получать удовольствие.
Благодарен судьбе за все то, что у меня есть сейчас. И не хочу загадывать, кем буду по окончании карьеры, – я все еще не могу наиграться и еще долго, наверное, не смогу.

Плюнул и успокоился

За шесть сезонов, проведенных в чемпионате России, Данни лишь однажды был удален с поля. В сентябре 2006 года португальский полузащитник, видимо, настолько переживал из-за неудачной игры «Динамо» в Раменском (0:3), что в конце матча не сдержался и плюнул с досады в арбитра Александра Гвардиса. Естественно, что Данни сразу же выпроводили с поля, а затем еще и впаяли пятиматчевую дисквалификацию, которая напрочь отбила у него желание хулиганить на футбольном поле. Сам португалец принес извинения арбитру в судейской комнате сразу же по окончании матча.

«Челси», «Юве»… кто еще?

Если верить зарубежной прессе, Данни уже не раз мог покинуть «Зенит». Весной 2009 года осуществить трансфер португальца были намерены «Челси» и «Ювентус», однако переезду зенитовской «десятки» на Туманный Альбион или Апеннины помешала серьезная травма, полученная игроком на тренировке питерского клуба. Пока Данни восстанавливался после операции на связках коленного сустава, «аристократы» и «Старая синьора» к нему охладели. Зато в ноябре 2009 года на горизонте нарисовалась «Барселона», изъявившая желание взять португальца в аренду на полгода с возможностью последующего выкупа. Однако «Зенит» категорически отказался расставаться с игроком, купленным в августе 2008 года у «Динамо» за рекордные для России 30 миллионов евро.

Пропустив половину прошлого сезона из-за травмы, Данни настолько старался оставаться на виду тренеров сборной Португалии, что был готов вернуться на поле досрочно. «Спортинг» и «Маритиму» готовили аренду своего бывшего игрока, но так ее и не осуществили.

Последние трансферные слухи – «Манчестер Юнайтед» и 15 миллионов евро. Сам же Данни не раз признавался в симпатиях к чемпионату Испании и тамошнему стилю игры.

Друг пошел на друга

К числу самых близких своих друзей в мире футбола Данни, помимо Рауля Мейрелеша, относит защитника мадридского «Реала» Пепе. Обе звезды сборной Португалии начинали свою карьеру в «Маритиму», где выступали под руководством… Анатолия Бышовца.

– Данни и Пепе очень дружили. Они примерно одного возраста, и оба ставили перед собой цель попасть в основной состав. В «Маритиму» было много опытных футболистов, в том числе и шесть-восемь человек из Бразилии. Кроме того, команда стояла низко в таблице, и нужно было исправлять ситуацию. Честь и хвала обоим, что сумели стать той самой свежей силой, которая помогла «Маритиму» оказаться в итоге наверху. Оба оставили у меня прекрасные воспоминания как люди, преданные футболу. Да и диалог с обоими всегда получался профессиональный, ведь для тренера крайне важно чувствовать ответную реакцию игрока, – признавался в свое время «Спорту» Анатолий Федорович.

– Мы с Пепе делили на двоих одну квартиру. Он жил наверху, а я – на первом этаже, – рассказывал «Спорту» Данни.

Друзья сошлись нос к носу 30 сентября 2008 года, в матче Лиги чемпионов «Зенит – «Реал». Испанский гранд выиграл в Санкт-Петербурге со счетом 2:1. Единственный гол «Зенита» провел именно Данни. Он же мог забить и повторно, но Королевский клуб спас… Пепе, принявший на себя убойный удар своего друга на последних минутах встречи. «Футболками обменялись в перерыве», – улыбался «мадридист» после игры.

0 комментариев
Написать
Зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии