Константин Зырянов: «О Европе мы мечтаем больше всех»

Константин Зырянов: «О Европе мы мечтаем больше всех»

Мыслями о предстоящем матче с Арменией и о многом другом с «СЭ» поделился один из самых опытных игроков сборной России, его интервью публикует официальный сайт ФК

Мыслями о предстоящем матче с Арменией и о многом другом с «СЭ» поделился один из самых опытных игроков сборной России, его интервью публикует официальный сайт ФК "Зенит"..


НЕДОНАСТРОЯ НЕ СУЩЕСТВУЕТ

— После матча с Андоррой вы довольно резко отозвались о претензиях болельщиков к сборной. Сейчас, после игр с Бельгией, Ираном, Катаром, не считаете, что команде стоит-таки подумать о реабилитации в глазах футбольной общественности?
— Не надо смешивать две совершенно разные истории. Матч с Андоррой был официальным, первым в отборочном цикле, мы его выиграли, а болельщики, если вы не забыли, забросали свою команду яблоками и картошкой. Разве это нормально? Что касается нынешней ситуации — да, мы провели несколько неудачных игр, но говорить о том, что кто-то должен «реабилитироваться», неправильно. Все играют, как умеют, как готовы на тот или иной момент. И если люди хотят болеть за сборную — пусть болеют, а нет — никто не заставляет. У каждого есть право выбора.

— Но согласитесь: вы можете играть гораздо сильнее, чем, например, с Катаром.
— Естественно.

— В чем же тогда дело? Такой подход к товарищеским матчам — объективная футбольная реальность или черта менталитета именно нашей команды?
— Если мы сыграли так, как сыграли, значит, наш уровень на ту минуту был именно таким. Еще раз повторю: каждый выходит на поле и играет, как умеет и как готов в этот день. Иногда получается лучше, иногда — хуже. А что такое «недонастрой», о котором все твердят, я не понимаю. Его просто не может быть.

— Не хочется верить, что мы играем на уровне того же Катара.
— Но придется. Разве наша сборная всегда была очень сильной? Амбиции болельщиков и журналистов — да, вот они всегда оставались высокими.

— И остаются. Все считают, что Армению мы обыгрывать обязаны.
— Это хорошо, поскольку без амбиций ничего в спорте не добьешься. Другой вопрос — на чем они основаны.

— На том хотя бы, что все помнят, как эта сборная играла два-три года назад.
— С кем? С румынами, с голландцами в товарищеском матче, с Испанией на чемпионате Европы?

— Нет, с голландцами и шведами на том же чемпионате...
— Нельзя жить воспоминаниями — надо двигаться вперед. Вы же прекрасно помните, что тогда мы готовились к турниру целый месяц, что и дало плоды. А в отборочном цикле хватало плохих матчей, да и на сам Euro мы попали только благодаря хорватам. Сейчас такого времени на подготовку, как перед финальным турниром 2008 года, нет, поэтому играем так, как можем. А болельщикам и специалистам стоит спуститься на землю.

— Но когда однажды планка поднята высоко, хочется покорять ее вновь и вновь.
— Нам самим этого хочется не меньше.

ГРУППИРОВКИ В СБОРНОЙ — ЧЬИ-ТО ДОМЫСЛЫ

— Чего не хватило в Ереване, чтобы увезти оттуда все-таки три очка, а не одно?
— Только забитого мяча. Хотя бы одного завершающего удара.

— А какое впечатление оставил соперник?
— Добротная средняя команда, которой добавляла силы поддержка болельщиков. Сейчас в Санкт-Петербурге такую поддержку получим уже мы, и армянам будет намного страшнее. За счет чего они могут нас обыграть, я не вижу. Мы можем сами не выиграть, но это — другая история.

— «Петровский» настолько добавляет оптимизма?
— Это настоящий двенадцатый игрок «Зенита» — уверен, что в субботу он станет таким и для сборной. Хотя, правда, нельзя быть до конца уверенным, что армянских болельщиков на стадион придет мало. (Улыбается.)

— Какие уроки нужно учесть, чтобы превратить одно ереванское очко в три петербургских?
— Надо сыграть так же надежно сзади и добавить агрессии впереди.

— Нынешний матч можно отнести к категории решающих?
— Каждый матч в цикле — решающий.

— Но если бы в Ереване взяли не очко, а три, сейчас было бы психологически проще, не так ли?


— А если бы мы имели сегодня 15 очков, то и вовсе было бы просто. Но их у нас столько, сколько мы набрали, тут ничего уже не изменишь.

— Тревога за исход всего отборочного цикла в команде присутствует?
— Тревоги нет. Все спокойно работают и понимают, что мы должны занимать первое место.

— Все-таки понимают? Значит, и у футболистов уровень амбиций столь же высок, как и у журналистов с болельщиками?
— В нашей сборной собраны хорошие игроки, в том числе выступающие в Англии и Германии. Почему же нам не стремиться к первому месту?

— Есть ли какая-то почва под разговорами о том, что в сборной существует несколько группировок, что, скажем, особняком держатся зенитовцы?
— Честно говоря, я вообще не понимаю, откуда берутся такие разговоры! И чем руководствуются журналисты, вбрасывающие подобные домыслы в печать? Вот вы постоянно работаете со сборной. Вы замечаете что-то подобное? Все трудятся вместе, нормально общаются и на тренировках, и в гостинице. Зачем кому-то писать явную ложь и нагнетать страсти на ровном месте — ума не приложу. Видимо, тем, кому не нравится сборная или ее главный тренер, а таких сейчас немало, хочется всячески ее принизить. Что ж, подобное, к сожалению, было и будет всегда.


ПОЧЕМУ «ЗЕНИТ» НЕДОБИРАЕТ?

— Если говорить непосредственно о футболе, а не о том, что его окружает, опорой этой сборной считается зенитовская полузащита...
— Не соглашусь: опора — все двадцать два футболиста.

— Хорошо, скажу иначе: вы с Денисовым и Широковым — ключевая линия команды.
— Ключевая — все-таки оборона во главе с Игорем Акинфеевым. Если мы не пропускаем — значит, есть все шансы на успех.

— И тем не менее Адвокат все время делал ставку на ваше сыгранное трио. Сейчас Роман Широков выбыл из-за травмы. Большая потеря?
— Потеря любого игрока весома. Но в сборной всегда есть кем заменить выбывших.

— Кем заменить Широкова?
— Это спрашивайте у тренера. Многое зависит от тактических нюансов, связанных с конкретным матчем.

— Разве у Адвоката они столь разнообразны? Он ведь всегда применяет одну схему?
— Даже в рамках одной схемы возможны варианты. А потом — вдруг она все-таки поменяется.

— Такое вообще возможно?
— Почему нет?

— А в «Зените» трио центральных полузащитников — ключевая линия?
— В «Зените» ключевая — атака.

— Но я убежден, что ваша атака сильна именно тогда, когда вы, хавбеки, все втроем на поле. Стоит же выбыть хотя бы одному, как это моментально сказывается и на нападении.
— Нападение всегда так или иначе зависит от средней линии. Да, когда кто-то из нас выпадает, игра строится немного по-другому, хотя вот в последнем матче, со «Спартаком», и без Ромы Широкова играли как обычно — в два инсайда. А место Широкова занял Файзулин.


— Если мы уже заговорили о «Зените» — в чем причина вашего не самого убедительного старта в этом году?
— Очков мы действительно недобрали, да и пропускать стали больше, но говорить о снижении качества игры, на мой взгляд, неправильно. Более того, играем мы даже ярче.

— Со стороны так, честно говоря, не кажется. Не связан ли недобор очков с привыканием к тренеру? Имею в виду, что в прошлом году методы Спаллетти были игрокам в новинку, а в этом свежих эмоций уже не вызывают.
— Приход нового тренера всегда ведет к определенному всплеску у футболистов: все хотят доказать, что достойны выходить на поле. Но эмоций меньше не стало, причина потерь лежит в другой плоскости — слишком уж много травм случилось в начале сезона. Дошло до того, что в Томске на скамейке вместе со мной и Бородиным сидели пятеро необстрелянных игроков из молодежного состава. В такой ситуации ни ротацию состава не проведешь, ни игру по ходу матча не перестроишь.

— Эпидемия травм — стечение обстоятельств или недочеты в подготовке к сезону?
— Я ее объяснить не могу, но если бы речь шла о недочетах, то состояние у всех было бы одинаковое. Но я же вот, тьфу-тьфу-тьфу, не травмировался, хотя провел и весь прошлогодний сезон, и нынешнюю предсезонку.

— В которой, говорят, нагрузки были легче прошлогодних, причем чуть ли не по требованию самих игроков?
— Еще одна придуманная кем-то ерунда. Как это — по требованию игроков? Мы же не в детском саду! Такая версия родилась, видимо, потому, что сама подготовка в связи с Лигой Европы была усеченной. Но при этом в сезон мы вошли в хорошей форме.

ПЯТИЛЕТКУ — В ТРИ ГОДА

— Получается, ничего системно плохого с «Зенитом» не происходит и все страхи болельщиков абсолютно беспочвенны?
— Эти страхи понятны. В прошлом году мы приучили людей к постоянным победам, но в футболе нельзя все время находиться на одинаково высоком уровне. Да, получается не каждый раз, но мы стараемся играть в тот футбол, который нам привил Спаллетти.

- Перед игрой со «Спартаком» в команде чувствовалось какое-то напряжение?


— Естественно — мы же не выигрывали в четырех матчах подряд. Понимали, что если не выиграем и пятый, а потом еще поедем в гости к «Динамо», серия может слишком затянуться.

— Причины неудач между собой обсуждали?
— Разборы проводит тренер и говорит, что от кого требуется. А чтобы обсуждать конкретные матчи самим — случаются, конечно, разговоры в самолете, по горячим следам, но не более того.

— Виноватых при этом не ищете?
— Претензии друг к другу иногда бывают, как и в любом коллективе, но чтобы делать кого-то крайним — такого точно нет.

— Как отнеслись к слухам о том, что под Спаллетти кресло закачалось?
— Нужно ли серьезно относиться к слухам? Знаете, при Адвокате у «Зенита» что-то подобное уже было: после чемпионства и европобед произошел явный спад. Но не думаю, что это какая-то наша характерная особенность. Никто не успокоился, все продолжают работать на тренировках, даже добавили в усердии, а почему результаты ухудшились — объяснить не могу. Может быть, дело в том, что к нашей игре приспособились: в прошлом году тактика Спаллетти была всем в новинку, а сейчас ее тщательно изучили и разобрали по косточкам.

— А в финансовой плоскости причины поискать не стоит? Не портят ли большие деньги молодых игроков?
— Здесь все зависит не от денег, а от человека: кого-то и не самые большие суммы могут испортить, а кто-то любые искушения выдержит. У меня нет ощущения, что в «Зените» кого-то испортил денежный вопрос.

— Команда шла-шла по восходящей и вдруг затормозила. Не может это вызвать надлом?
— Идти по восходящей все время нельзя. За пять лет, прошедших после смены Петржелы на Адвоката, команда совершила гигантский скачок, выиграв больше, чем за всю предыдущую историю. И менталитет питерских болельщиков резко изменился — они теперь не приемлют даже временных неудач, им нужна победа в каждом матче, а приезд «Баварии» даже не собирает полный стадион.

— Не грозит ли форсированный скачок столь же быстрым откатом?
— Это зависит от дальнейшей работы. Как там у нас призывали: пятилетку в три года! Иногда ведь это приносило успех, а иногда и провал — закономерности не было. Посмотрим — может, наш прорыв еще только начинается. Я бы был только за сохранение взятого темпа.

— Есть ощущение, что совсем скоро все наладится?
— Думаю, все наладится тогда, когда вернутся в строй наши травмированные.

ВОСЕМЬ ПРОЦЕНТОВ «РАЗВРАТА»

— Есть еще одна постоянно обсуждаемая применительно к «Зениту» тема — отсутствие какой бы то ни было конкуренции в родном городе. Это и правда слегка развращает футболистов?
— Тема действительно избитая. Лучше, конечно, обсуждать ее со Славой Малафеевым, Игорем Денисовым или Сашей Кержаковым, но мне кажется, что здесь, как обычно, из мухи делают слона. Разве все предыдущие годы в Питере было иначе? И почему вторая команда так и не появилась? А какой огромный путь ей надо проделать, чтобы хоть как-то конкурировать с «Зенитом»? Что же касается «разврата»... За продуктами, скажем, я хожу сам, никто мне их не привозит, бытовые проблемы тоже решаю самостоятельно и чувствую себя вполне нормально. Если возникают вопросы посерьезнее, клуб помогает. Но так везде.

— Скидки-то хоть в магазинах делают?
— Да, в ближайшем универсаме скидка у меня есть.

— Большая?
— Целых восемь процентов!

А есть ли в команде какие-то вещи, которые, вам кажется, нужно поменять?
— Чтобы менять, надо знать, как бывает лучше. Я же пришел в «Зенит» не из элиты — до того играл в клубах, стоявших в развитии ступеньками ниже. Это, возможно, Андрей Аршавин после «Арсенала» может что-то подсказать или посоветовать. Что же касается меня, то разве что предложил бы построить хорошую баню. Русскую, парную.

— Когда команда побеждает, все обычно дружны. При поражениях же может начаться некоторый разброд. Роль опытных футболистов в такой ситуации возрастает?
— Не думаю, что здесь основную роль играет опыт — скорее человеческие качества. Это раньше все в командах решали ветераны, сейчас же молодые могут быть не менее активны. Если что-то у нас не получается, можем обсудить это все вместе — без деления на возрастные категории.

— Бывало такое, что вы в «Зените» собирались на откровенный разговор без тренеров?
— Конечно.

— И как, результат это давало?
— Думаю, да.

РЯДОМ С ШИРОКОВЫМ

— Есть еще такая грань жизни футболиста, как общение с внешним миром. Знаю, что вы дружны с Романом Широковым. Как прокомментируете всю эту историю с его записями в твиттере?
— Человек общается с теми же болельщиками — и на здоровье. А что касается реакции, начнем с того, что для прочтения Роминых записей надо, как я понимаю, подписаться на соответствующую рассылку. Если кому-то не хочется, его никто и не заставит. Можно спокойно жить, ничего не читая, но зачем-то ведь подписываются? А потом жалуются.

— Скорее Роману вменяют в вину то, что он выходит за рамки корректности. Это правильно, что публичный человек не может позволить себе столько же, сколько его никому не известный собеседник?
— Все мы — люди, у каждого есть слабости. Я лично не считаю, что Рома пишет что-то ненормальное. А если люди вкладывают в его слова что-то большее, чем там есть, то это, наверное, их проблемы.

— С ним вы эту историю обсуждали?
— Не просто обсуждал — во время самой нашумевшей переписки находился рядом.

— И что, его захватывает сам процесс?
— Нет, он абсолютно спокоен. Отвечает с юмором — вот и вся история. Зачем ее раздувать?

— Вы наверняка не раз и о себе читали что-то додуманное, переиначенное, а то и оскорбительное. Ответить никогда не хотелось?
— Это бессмысленно. Единственное, что задевает, это когда общаешься с журналистом, отвечаешь на его вопросы, а он потом все передергивает и в итоге приписывает тебе то, чего ты вообще не говорил.

— Что в таких случаях предпринимаете?
— Перестаю с этим журналистом общаться. К сожалению, таких немало.

— Есть ощущение, что вы вообще общаться с прессой стали реже.
— Ну, мы же вот с вами разговариваем. Знаете, часто вопросы в интервью настолько повторяются, что кажется: ну и к чему этот разговор — можно ведь было просто переписать предыдущие публикации.

ИНТЕРНЕТ — НЕ ПОКАЗАТЕЛЬ

— Пресса сейчас все чаще вспоминает о вашем солидном для футбола возрасте. Сами его ощущаете?
— Нет. Мне кажется, я по-прежнему молодой и озорной. Понятно, что, когда играешь все время, без перерывов, усталость понемногу накапливается. Но я никогда на нее не жаловался и сейчас не стану. Чувствую себя нормально.

— Главная проблема при долгой карьере, мне кажется, — даже не «физика», а отсутствие новых эмоций. Откуда их черпать?
— Как ни банально, но играем мы для болельщиков, в том числе и для самых близких. Их эмоциями и подпитываемся. Я не могу позволить себе играть так, чтобы родные или друзья сказали: Костя, что ты делаешь? Зачем позоришь нас?

— Вас интересует только их мнение?
— Нет, почему же. Их мнение — самое важное, но отношение болельщиков в целом тоже небезразлично. Только нельзя при этом ориентироваться на тех, кто пишет в интернете. У нас в России больше ста сорока миллионов человек, и немалая их часть интересуется футболом. А на соответствующих сайтах оставляют комментарии несколько сотен. Многим из них просто нечего больше делать. Упражняющихся же в постоянной критике и вовсе какие-то десятки. Стоит ли на них обращать внимание?

— А есть для вас помимо родственников люди, чье мнение непререкаемо?
— Есть. В Перми живет один человек, в Барнауле. Последнего вы, кстати, знаете — Серега Кормильцев.

— Вы на постоянной связи?
— Нельзя сказать, что на постоянной, но периодически созваниваемся.

— И он анализирует вашу игру?
— Не то чтобы анализирует, но говорит, бывает: вот здесь ты сыграл хорошо, а здесь не очень.

КАРЬЕРУ ХОЧЕТСЯ ЗАВЕРШИТЬ В «ЗЕНИТЕ»

— Прекрасно помню ваш дебют в сборной России в 2006 году в Испании. Если бы кто-то тогда сказал, что за следующие пять лет вы сыграете четыре десятка матчей, став незаменимым для национальной команды, я, наверное, не поверил бы...
— Я сам не поверил бы! Тогда, если честно, думал: съезжу на один товарищеский матч — и ладно, уже огромное спасибо Александру Генриховичу Бородюку, возглавлявшему тогда сборную. Даже не уверен был, что сыграю: Юрий Павлович Семин уже вызывал на игру с Латвией, но на поле не выпустил. Ребят, помню, практически не знал, а там были такие «зубры», как Смертин, Овчинников, Семак... Выйти с ними вместе на поле было очень приятно. Да и результата мы добились: с испанцами на их стадионе сыграли нулевую ничью. Вот бы так же через два года в полуфинале Euro — цены бы тому результату не было!

— Разница в менталитете между тем Зыряновым и нынешним есть?
— Безусловно. Я стал гораздо увереннее в себе.

— В этом году вам приходится играть глубже, чем раньше, что, наверное, и объясняет малое количество забитых вами мячей...
— Не малое количество, а полное их отсутствие.

— Это тревожит?
— Тревожить не тревожит, но неудовлетворенность копится. Пора бы уже забить, однако вы правы: играя опорного полузащитника, а не атакующего, сделать это труднее. В целом же согласен с Кержаковым, который всегда подчеркивает: не важно, сколько раз отличился ты, — важно, сколько забила команда.

— Слишком правильные слова.
— Намекаете на лукавство? (Улыбается.) Нет, забивать, конечно, хочется, но победы все равно важнее.

— То, что вы, почти как Илья Муромец, до 29 лет сидели на амкаровско-торпедовской печи и лишь потом стали футбольным богатырем, имеет больше плюсов (сберегли силы и эмоции, накопили опыт) или вам, наоборот, жаль тех упущенных лет?
— Скорее второе. И еще раз не могу не поблагодарить Бородюка за то, что разглядел во мне определенный потенциал и пригласил в сборную в немалом уже футбольном возрасте.

— Долго собираетесь играть?
— Загадывать нельзя, но сегодня никаких мыслей о том, чем буду заниматься после футбола, нет. Пока думаю только об игре.

— Но наверняка ведь что-то с годами становится делать тяжелее...
— Естественно. Вставать утром, например, чтобы ехать на тренировку. (Смеется.) Но когда уже приехал, все нормально.

— «Зенит» — ваш последний клуб или готовы при наличии сил после окончания контракта подумать о команде рангом ниже?
— Опять-таки загадывать не буду, но хочется завершить карьеру именно в «Зените». Но не завтра и не послезавтра. (Улыбается.)

А НЕ ПОДУМАТЬ ЛИ О 2018-м?

— Футбол — смысл вашей жизни или просто любимое занятие, к тому же приносящее хороший доход?
— Если учесть, что футболом я занимаюсь уже почти 30 лет — полжизни среднестатистического российского мужчины, — то представить себя без него просто не могу.

— Значит, и после игровой карьеры...
— Я же уже сказал: об этом вообще не думал и не думаю.

— Вашему сыну Льву скоро три года, а папа из-за постоянных отъездов и сборов наверняка не может уделить ему столько внимания, сколько хочется...
— Сборы — действительно самое тяжелое в плане расставания с семьей. Но недостаток времени, проведенного с женой и сыном, я стараюсь компенсировать избытком внимания в те дни, когда мы вместе.

— А как настроена жена: давай уже побыстрее завязывай или играй как можно дольше?
— Любая жена хочет видеть мужа рядом. Но Наташа, думаю, была бы не против, чтобы сын увидел, как играет папа.

— Для того чтобы он мог это понять в полной мере, должно пройти лет семь...
— Семь? Нет, это все-таки многовато. Постойте-постойте, на что это вы намекаете: семь — это ведь 2018 год...

— А почему бы и нет? Есть же достойный пример сэра Стэнли Мэтьюза! Впрочем, это долгая перспектива. А сегодня на повестке дня все-таки игра с Арменией. Чего ждать от нее нашим болельщикам?
— Только победы.

— Победы бывают разными...
— Сейчас для нас главное — брать в каждом матче по три очка. А об остальном я уже говорил.

— Имеете в виду свою знаменитую фразу о том, что «очки не пахнут»?
— Заметьте, сейчас не я это сказал, а вы! (Смеется.) Я же отвечу так: все, кто побывал на чемпионате Европы в Австрии и Швейцарии, хотят повторения подобного праздника гораздо больше, чем кто бы то ни было вокруг.

www.fc-zenit.ru