От «Шугалея» до «Туриста» – новый тип российских фильмов

От «Шугалея» до «Туриста» – новый тип российских фильмов

В России появился несколько необычный жанр кино, где мы, кажется, можем претендовать на первенство. Это фильм, снятый не по следам состоявшихся событий, а практически по их ходу. Недавно на канале НТВ и почти сразу на «Ютубе» вышел боевик «Турист», о буднях российских инструкторов, обучающих армию и полицию Центральноафриканской Республики. Главной «фишкой» этого фильма стало то, что он снимался по событиям, происшедшим буквально только что и еще продолжающимся – террористы, показанные на экране, действительно пытались совершить переворот, и бои против них идут до сих пор. Причем фильм снимался почти в тех самых местах, где считанные недели назад орудовали незадачливые бандиты.

«Турист» был тепло принят публикой, всего за несколько недель собрал свои честные миллионы просмотров (и продолжает собирать). Однако у него в этом необычном жанре был предшественник – фильм в двух частях «Шугалей».

Максим Шугалей – совершенно реальный человек, социолог из России. В 2019 году он выполнял свои профессиональные обязанности в Ливии. В стране шла – и по сей день идет – гражданская война, причем на территории, формально контролируемой «Правительством национального согласия» (в занятых ими районах и работал Шугалей) реально орудует огромное количество отдельных отрядов, группировок и банд.

К одной из таких групп Шугалея и угораздило попасть в руки. Вместе с собственным переводчиком Самером Суэйфаном он был захвачен бандитами из группировки RADA – одной из самых опасных и свирепых групп в стране. RADA – религиозные радикалы и людокрады, похищающие людей ради выкупа. Шугалей и Суэйфан с их точки зрения были первыми кандидатами на похищение. Социологов боевики держали в собственной тюрьме «Митига», нещадно избивали и морили голодом. Только в декабре 2020 года после операции, детали которой не разглашаются до сих пор, обоих освободили из заточения.

Так вот, особенность фильма «Шугалей» состоит в том, что обе его части снимались прямо в ходе переговоров об освобождении, и сама дилогия могла оказаться мемориальной. Сейчас мы уже знаем, что дело увенчалось освобождением из плена и встречей в московском аэропорту. Однако в момент съемок это еще вовсе не было очевидно. Кроме Шугалея и Суэйфана в Ливии работал их коллега Александр Прокофьев. Ему удалось спастись, и именно по его рассказам и был написан сценарий художественной ленты. Сам фильм снимался в том числе ради того, чтобы привлечь внимание к беде, в которой очутились российские социологи.

Вопреки популярной в России модели производства фильмов, «Шугалея» снимали без государственных денег. Ходят слухи, что бюджет на создание появился благодаря бизнесмену Евгению Пригожину. Сообщалось, что также он выступил спонсором уже упомянутого «Туриста» и фильма «Ржев» (о битве за Ржев в Великую Отечественную).

Главное достоинство и, скажем так, перчинка фильма, конечно, состоит в том, что он был снят параллельно показанным событиям. Самого Шугалея сыграл Кирилл Полухин, петербургский актер, внешне смахивающий на своего героя. От исполнителя здесь, конечно, зависело многое, и Полухин не подвел – харизмы и мастерства ему не занимать, и образ героя, балансирующего между мужеством и отчаянием, удался ему превосходно. Хорош также Олег Абалян в роли Суэйфана. В отличие от «Туриста» тут, конечно, не было возможности послать съемочную группу прямо на место событий, поэтому «в роли» Ливии выступил соседний Тунис.

Проблемы фильма стали продолжением достоинств – сюжет крутится вокруг реальных событий, а жизнь не читала учебники сценарного мастерства, и не следует строгим законам драматургии. Но то же обстоятельство поддерживало напряжение всю дорогу. Сейчас, когда мы знаем, что все кончилось благополучно, было бы неплохо увидеть и третью часть – живой Шугалей вырвался из лап бандитов, а вот киношному еще предстоит это сделать.